Ничто так не укрепляет доверия суда, как предоплата

На заре современной российской цивилистики, ещё до принятия нового Гражданского кодекса, гулял такой анекдот. Встречаются два предпринимателя. «Возьмёшь у меня вагон леса за 10 тыс. баксов?» — «Конечно, возьму!». И пошли они искать: один — вагон леса, а другой — 10 тыс. баксов.

Примерно так в начале 90-х заключались многие договоры. А если высокие стороны полагали необходимым положить их на бумагу, частенько в названии перед словом «договор» ставили «предварительный». Тем самым, всем было понятно, что это такой вообще-то, договор, необязательный. Может, получится его исполнить, а может, нет — как повезёт. Ну, не нашли, допустим, вагон леса, или 10 тыс. баксов, и тогда просто «разбежались».

Со вступлением в силу в 1995 году части первой ГК РФ, содержащей ст. 429 «Предварительный договор», народ понял, что не всё так просто. И мода на такие договоры сошла на нет. (Кстати, мода, как известно, возвращается каждые 28 лет, и это можно заметить по тому, что предварительные договоры стали практиковаться сейчас чаще, но теперь с другим пониманием назначения).

Бородатая эта история вспомнилась по поводу изучения Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 9 августа 2016 г. (дело № 55-КГ16-7). Спор возник между покупателем авто у абаканского дилера и его продавцом. Гражданин подписал с фирмой предварительный договор, в котором зафиксированы модель и опции, срок, когда будет заключен основной договор, в общем, всё вроде в рамках ст. 429 ГК РФ.

Но вот тут в увековеченную анекдотом схему добавилась особенность: дилер, понятно, «пошёл искать» автомобиль, а вот гражданин в день подписания договора внёс денежные средства в размере 42% стоимости товара «в качестве гарантии».

Ну а дальше, как уже все догадались, (иначе, откуда бы спор?) — срок прошёл, а товара нет.

Гражданин обиделся и пошёл в суд. Первая и апелляционная инстанция встали на сторону потребителя, обязали исполнить договор и взыскали с автодилера компенсации морального вреда 3000 руб., неустойки 125000 руб., а также штраф в размере 64000 руб.

«Разрешая спор, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что целью (предметом) предварительного договора было не намерение в будущем заключить договор купли-продажи автомобиля, а обязательство по приобретению конкретной модели автомобиля с определенными характеристиками и в определенный срок. Учитывая, что срок исполнения обязательств по заключению договора купли-продажи и передаче истцу товара истек, пришел к выводу об удовлетворении исковых требований Ф. и возложил на ответчика обязанность заключить с истцом договор купли-продажи автомобиля и передать по акту приема-передачи автомобиль, соответствующий характеристикам, указанным в предварительном договоре».

Однако постановлением президиума Верховного суда Республики Хакасия от 14 апреля 2016 г. вышеуказанные судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Почему? А потому что президиум посчитал, что

«между сторонами был заключен предварительный договор, предусматривающий возможность заключения основного договора до 16 февраля 2015 г. Поскольку до окончания установленного договором срока основной договор купли-продажи между сторонами заключен не был, стороны не представили доказательств обращения друг к другу с предложением такой договор заключить, то обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекратились».

Почти как я рассказывал: «не получилось-не срослось».

Что-то мне подсказывает, что абаканские продавцы авто, добавив в наименование договора «предварительный», душой как раз из начала 90-х годов. И судьи из президиума эту особенность поняли и потребителя поправили.

Что, на мой взгляд, вызвало отмену постановления кассации? То, что, как известно, лучше всего укрепляет доверие сторон — предоплата. Те самые около 42%, в рублях — ни много ни мало 250 тысяч.

«… в договоре, поименованном как предварительный, стороны предусмотрели не только обязанность заключить в будущем договор купли-продажи автомобиля, но и обязанность Ф. внести денежные средства… Поэтому суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что заключенный между сторонами договор, поименованный предварительным, не является таковым по смыслу статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Правда, я так и не понял, какой ещё договор купли-продажи необходимо заключить сторонам по решению первой и апелляционной инстанций. Ведь если в итоге признано, что подписанный договор не является предварительным, и по нему постановлено исполнить обязательство и взыскано всё, что вытекает из купли-продажи потребителю с условием предварительной оплаты (ст. 23.1 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей»), то что может быть в новом договоре?

Способ «сравнительно честного отъёма денег», использованный автодилером, вообще-то, довольно изящен. Они ж не насовсем деньги забрали, вернули бы, наверное. Но — пожадничали, использовав одновременно модель соглашения об условиях будущего договора и предоплату.

А целью предварительного договора является лишь заключение основного договора в будущем. Президиум Верховного суда Хакасии, на что ему указал Верховный Суд,

«исходил лишь из буквального наименования договора и указания в нем на обязанность сторон в будущем заключить основной договор, содержание иных пунктов договора и действия Ф., оплатившего часть цены, остались без внимания».

 

Олег Масленников,

ООО "КонсультантКемерово" (впервые опубликовано на Регфоруме)



Добавлено: 25.10.2016 13:40 | Автор: mon-man

Всего комментариев: 0
avatar